HERZLICH WILLKOMMEN!

HERZLICH  WILLKOMMEN!
 Вход  




фотогалерея

Немцы Омского Прииртышья 
   




меню сайта

статистика





СУДЬБЫ ЛЮДСКИЕ
03.11.2016Репрессии
Гейнрих Майер: "До войны на Волге мы жили хорошо..."
28.12.2016Репрессии
Жизнь Елизаветы была нелёгкой...
29.03.2017Репрессии
Старое дерево не пересаживают
13.02.2017Репрессии
Трудармеец Иван Виттих
10.01.2017Репрессии
Они просто хотели быть счастливыми
29.12.2016Ветераны труда
Где родился, там и пригодился
10.01.2017Репрессии
Он до конца своих дней не смог освободиться от страха...
28.12.2016Репрессии
Детство, опалённое войной
03.11.2016Репрессии
Два гражданства Валентины Диверт
28.12.2016Репрессии
Бог есть, и в него надо верить

Какой язык Вы считаете родным?
Всего ответов: 21
Главная » Статьи » Судьбы людские » Репрессии

Детство, опалённое войной

Лоскутова (Крюгер) Ирма Гейнриховна родилась в 1934 году в селе Орловское Марксовского района Саратовской области. Семья Крюгер жила в Поволжье на хуторе Келки в просторном доме, имела большое подсобное хозяйство. Мать звали Амалия Андреасовна (1897 г.р.), а отца Гейнрих Иоганнович (1896 г.р.), он работал табельщиком. Старшие дети помогали родителям по дому и хозяйству.

В семье было десять детей. Ирма была седьмым ребёнком. В сентябре 1941 года она должна была пойти в школу. Но началась Великая Отечественная война, которая нарушила мирную жизнь миллионов людей.

Из воспоминаний Ирмы Гейнриховны: «В конце августа в дом родителей приехал представитель НКВД и сообщил, что по Указу Сталина немцы подлежат выселению. Нам дали три дня на сборы, но предупредили, что с собой брать ничего не надо, только сменное бельё и еду на время пути. Представитель сказал, что на новом месте всем обеспечат. Дата переезда совпала с моим днём рождения (28 августа). Родители погрузили нехитрый скарб на подводу, как и другие односельчане, и двинулись к реке. Сначала на пароме переплыли на другой берег, а затем нас погрузили в вагоны. В вагонах было очень тесно, но самое главное, что людей погрузили не в пассажирские, а в открытые вагоны для перевозки угля. В дороге я слышала разговор взрослых о том, что наш поезд хотели пустить под откос, но, к счастью, этого не произошло. В дороге мы были несколько дней. Когда поезд останавливался, отец и другие мужчины выбегали из вагонов и кипятили воду в котелке на кирпичах. Запас сухарей очень быстро иссяк…

Жизнь на новом месте готовила нам суровые испытания. Нас привезли на территорию Казахской ССР, в село Ерофеевка. Жильё, как обещали ранее, не предоставили. Семью поселили к женщине с двумя детьми, у которой муж был на фронте. Она работала заведующей на ферме, носила домой молоко и мясо. А нам не давала даже бульона попить. Мои младшие братишки заглядывали к ним на кухню, но она их выгоняла. Она относилась к нам с ненавистью, и называла фашистами. Однажды её дети нечаянно уронили иголку в кадку для помоев, из которой поили корову. В результате корова погибла, а хозяйка обвинила нас и выгнала на улицу, несмотря на то, что на улице зимняя стужа, а её дочери злорадно выбрасывали на улицу наши нехитрые пожитки. Мои родители были вынуждены искать новое жильё, но это было непросто – свободных домов не было. Мы три дня провели практически на улице, укрываясь пологом от ветра. Затем родители расчистили снег до земли, настелили солому, вокруг поставили жерди и обтянули старыми тряпками и мешками, сверху закрыли пологом. В таком жилище было невероятно холодно, поэтому мы спали, прижавшись друг к другу, укрываясь соломой.

Позже нам выделили хилый домишко, который мало чем отличался от нашего предыдущего жилища. Была печка, но чтобы её топить, нужны были дрова, а их приходилось добывать самим, пробираясь по глубокому снегу в лес. Кушать было нечего. Иногда ели заваренный кипятком овёс. Моя старенькая бабушка (1869 г.р.) нянчила моих младших братьев, а мама ходила по деревне в поисках какой-нибудь еды, не гнушаясь даже отбросами. Самый младший брат (1941 г.р.) умер на руках матери от голода, а другой не нашёл в себе силы прожевать печёную картофелину и умер с ней во рту.

В 1942 году отца и двух моих братьев, Иоганна и Гейнриха, забрали в трудармию. А в 43-м туда отправили и двух сестёр, Марию и Ольгу. Они строили железную дорогу и добывали уголь в шахтах.

Я осталась в доме за старшую, а ведь мне было всего восемь лет. Маму и старшую сестру Ольгу, которая вернулась из трудармии, заставили работать на ферме, выполнять самую тяжёлую чёрную работу. Их всюду сопровождал комендант. Если они шли медленно, подгонял кнутом.

Не зная, как дальше сложится жизнь, мама приучала меня с детства к любой работе по дому. Я научилась печь хлеб, готовить еду, стирать и многое другое. Было очень трудно, но надо было жить и ждать возвращения отца, братьев и сестёр.

После войны вернулись все, кроме самой старшей сестры Марии. Когда её забирали, она была больна, и вскоре умерла от простуды, так как работать приходилось в холоде и сырости. Место её захоронения до сих пор неизвестно. Отец пришёл калекой, но продолжал работать на ферме, чтобы прокормить семью.

Старший брат Христиан до войны был женат, 1 мая 1941 года ушёл в армию, а когда началась война – на фронт. По странному стечению обстоятельств, его не отправили в трудармию. Во время войны на него пришла «похоронка», но он не погиб, и всю войну воевал под своей фамилией. По окончании войны Христиан оказался на Украине, в Сумской области. Там он построил дом, женился во второй раз, так как о своих родных ничего не знал. Только через 16 лет он разыскал свою семью».

Так в Казахстане прошли детство и юность Ирмы Крюгер. В 1963 году она вышла замуж за Лоскутова Анатолия, у них родились трое детей – Виктор, Ирина и Александр. В Казахстане они жили в доме, который Ирме Гейнриховне дали как репрессированной. За свою жизнь ей приходилось работать и поваром, и телятницей, и дояркой, и техником-осеменатором. Везде она трудилась честно, была одной из лучших. К 50-летию Казахстана за высокие производственные показатели была награждена серебряным значком, в 1973 году – медалью «За трудовое отличие», в 1976 году – знаком «Ударник девятой пятилетки», а в 1977 году – медалью «Победитель социалистического соревнования». В 2001 году ей присвоено звание «Ветеран труда».

 

 

В Новоскатовке Ирма Гейнриховна живёт с 1998 года. В 2008 году умер муж Анатолий Иванович, но одинокой она не осталась. В доме Ирмы Гейнриховны проходят собрания верующих-лютеран (Fersammlung). Скучать не дают внуки и правнуки. Жизнь продолжается, несмотря ни на что. Но годы войны навсегда остались в памяти Ирмы Гейнриховны, и она не может вспоминать о них без слёз.

 

 

 

Категория: Репрессии | Добавил: rusdeutschomsk (28.12.2016)
Просмотров: 234 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

Поиск

наши партнёры

WWW.RUSDEUTSCH.RU

WWW.JDR.RU

WWW.DD.OMSK.RU

WWW.SIBMINCULT.RU

WWW.ZFD.RU


копилка новостей
06.06.2017
Семейное древо и чай с ватрушками
19.06.2017
Заседание Совета ОО ННКА Омской области
20.06.2017
Поздравляем!
20.06.2017
ОМСКИЕ НЕМЦЫ: ПЕРЕКРЁСТОК КУЛЬТУР
21.06.2017
Mein deutscher Urgroßvater. Auf den Spuren der Vorfahren
21.06.2017
К 25-летию Азовского немецкого национального района
21.06.2017
Израильские туристы в Азовском районе
21.06.2017
Лучшие люди Исилькуля
22.06.2017
Обращение Совета ОО ННКА Омской области
22.06.2017
Экскурсия в музей

Copyright MyCorp © 2017